Новости АЭС 

Игорь Грамоткин: У каждого из нас наступает своя амбразура, на которую надо кинуться

Генеральный директор Чернобыльской атомной станции решил подать заявление об увольнении. Чем вызвано такое решение, почему именно сейчас оно принято? Обо всем этом Игорь Иванович рассказал во время очередной 46 сессии Славутичсого горсовета всем присутствующим в Зале заседаний. 

«Решение о своем увольнении я принял особенно, именно в этот период, считая его наиболее оправданным и целесообразным. Если вы хотите слышать почему я так поступил, то давайте проведем честный, открытый разговор. Для этого необходимо сначала обсудить в каком состоянии находится сама система государственного управления в Украине.

Наверное, не для кого не секрет, что у нас существует европейская модель, когда различные политические партии путем выборов приходят к власти, а потом формируют коалиционное правительство, затем коалиция делит сферы ответственности, передавая в ту или иную политическую силу отрасли экономики и зоны отвественности в той или иной сфере. В Европе эта схема действительно оправдана: политическая партия, получив, к примеру, министерство экологии , своей успешной работой показывает и доказывает свою эффективность, умение работать, чтобы в следующие выборы получить больше доверия избирателей. Это европейская практика. У нас все, к сожалению, происходит искаженно, переворачивается. Политические силы, которые получают квоту, начинают это использовать не как зону ответственности, а средство для решения своих политических, финансовых, да и личных вопросов.

А дальше наступает то, что мы с вами много лет видим: смена руководства, кадровые перестановки в отрасли. Причем, не по принципу профессиональной пригодности или знаний, опыта и квалификации, а по принципу «свой – чужой». Основная цель таких кадровых перестановок – доступ к финансовым потокам.
Такая же проблема возникла и у нас сейчас. Помните, мы долго добивались того, чтобы изменить структуру организации работы в Зоне отчуждения? Мы говорили, что необходимо создать экологический заповедник промышленную территорию, фонд обращения с радиоактивными отходами. И, кстати, все это сделано, более того, в этом году в фонд обращения с РАО поступит 2 млрд 200 млн гривен.

Я думаю, что никому не надо пояснять, что, как только появляется свободный миллиард двести миллионов, то сразу появляются люди, которые хотят этим фондом распоряжаться. А вследствие этого сразу начинается смена руководства, расстановки своих людей. Что сейчас на предприятиях Зоны отчуждения и происходит. На основных предприятиях были поменяны первые руководители, потом вторые, третьи…

Сегодня на Центральное предприятие по обращению с радиоактивными отходами назначен человек, который имеет опыт работы в Укртелекоме, а на Чернбыльспецкомбинат пришел специалист с Нафтогаза. Эта цепочка быстро опускается вниз и создаются условия, когда «нужные» компании начинают работать в Зоне отчуждения. При этом, почему-то компании, которые исторически работали тут, имеют квалификацию и опыт, проигрывают тендера, а выигрывают те, кто никогда в этой зоне не был, не знают специфики.

В этом году заканчиваются все международные проекты: Арка, ХОЯТ. Мы переходим в фазу их эксплуатации. Внимание доноров к нашей площадке будет резко ослаблено. 31 декабря у меня заканчивается контракт. Дальше начинается игрушка в процедуры, которая называется «конкурс», в котором у меня нет никаких шансов победить. А дальше схема простая: будет какое-то время исполняющий обязанности, потом в результате «открытого и честного» конкурса будет выбран новый генеральный директор. Понятно, что будет работать тот же принцип «свой – чужой», а не квалификация, знания, опыт.

Коллектив нашей станции на протяжении последних двух лет неоднократно сталкивался с тяжелой ситуацией, когда в органах государственного управления возникали различные идеи, например, выделить из состава Чернобыльской АЭС заводы по переработке отходов, затем хранилище, энергетический комплекс. То есть, стратегия одна: как можно быстрее предприятие разделить на несколько мелких.

Более того, этот план уже начал реализовываться: в этом году в Иванкове была зарегистрирована компания «Чернобыль Энерго», туда поставлен руководитель и на прошлой неделе нас уведомили о том, что на нашей чернобыльской программе теперь есть пятый получатель – эта компания, которая будет финансироваться из нашего бюджета. То есть, идет такой плавный захват.

Государством создан Фонд обращения с радиоактивными отходами, но инфраструктуры под его использование нет. Все это находится у нас на ЧАЭС – завод жидких отходов, завод твердых отходов, цех по обращению с радиоактивными отходами, объект «Укрытие». Поэтому средства туда выделить нельзя, а нужно от нас отнять эти предприятия и отдать им.

Больше скажу: у нас есть контракт на создание внутри машзала хранилища для остеклованных отходов, возвращаемых из России, но почему-то государство начинает параллельно строить такое же хранилище в Буряковке. Спрашивается: где же государственный подход?

Я уже не говорю по централизованное хранилище, ведь это должна была быть наша площадка и наше предприятие. Но, видимо, кому-то необходимо, чтоб туда зашли свои компании либо были обелечены наши.
Отдельная история с финансированием. Чернобыльская АЭС еще в том году заявила, что тот бюджет, что нам дали, мы не вытянем. Нам нужно 200 млн в пенсионный фонд. Это не наши обязательства, а обязательства Украины перед своим народом – выделите дополнительно средства. Вместо этого 7 месяцев ничего не делается. По инициативе ЧАЭС было заседание бюджетного комитета, на котором вопрос был рассмотрен и согласились, что дополнительное финансирование требуется. Было проведено заседание экологического комитета Верховной Рады, где вопрос тоже согласован. Количество переписки, которую мы ведем со всеми министерствами и ведомствами про дополнительное финансирование, ну, наверное, уже на этом столе не поместиться. Причмем, в Указе президента есть все, что касается обеспечения финансирования Чернобыльской АЭС в надлежащем объеме. В июне профсоюзный комитет провел выездное заседание на встрече с министром. Сегодня уже август на носу, а воз и ныне там…

И какой бы не был я сильный или слабый. Но мне одному эту ситуацию не переломить. Я сознательно это сделал для того, чтобы вздрогнули все, чтобы увидели, что за 4 месяца до окончания проекта, вы обязаны сюда прийти (в том числе и европейцы, которые говорят. Что это ваши внутренние проблемы и мы туда не вмешиваемся), и посмотреть что здесь происходит.

Пусть нам объяснят что за кадровая политика в стране! Почему мы не только не финансируемся, но, и нас хотят разделить? Где государственная программа по выводу из эксплуатации Чернобыльской АЭС? Почему вновь назначенные «Менигеры», которые ни дня не работали в этой сфере, уже знают, что все неправильно и все нужно менять. Государство должно обозначить свою позицию по отношению к Зоне отчуждения, Чернобыльской АЭС и Славутичу. Государство должно представить свою программу вывода из эксплуатации ЧАЭС, чтобы не дать возможность передергивания карт, когда каждый новый руководитель начнет тасовать непонятно что. Все должно быть открыто для славутчан, работников ЧАЭС и для Украины в целом.

Поэтому я еще раз говорю: я это делаю осознанно, именно сейчас, пока европейцы здесь, пока президент выполняет свои обязанности и не участвует в президентской гонке, чтобы обострить ситуацию до самого верхнего уровня, когда кардинально будут приняты решения раз и навсегда эту тему закрывающие!
Поверьте мне, у каждого из нас наступает своя амбразура, на которую надо кидаться. Я сейчас понимаю, что, если я по умолчанию утащу коллектив в следующий год, когда европейцы отсюда уйдут, когда начнётся конкурс, когда нам приведут какого-то своего нового директора, то мы уже будем не в состоянии на что бы то ни было повлиять.

Поэтому мой уход – не политический шаг, это спокойный, трезвый расчёт, и я надеюсь, что сейчас коллектив станции, профсоюзный комитет и славутичские депутаты возьмут ситуацию под свой контроль».

В заключение несколько слов добавил городской председатель Юрий Фомичев: 
«Только если мы будем вместе, мы выстоим в этой борьбе. Дерибан Чернобыльской АЭС начался уже давно. Мы, несомненно, победим в борьбе за «Чернобыль=Энерго», это предприятие будет перерегистрировано у нас, но если мы разделимся на 2 лагеря (город – отдельно, а станция – отдельно), мы потерям все и там и тут. Если на разорвут, от по одному это сделают очень быстро».

Далее слово взял секретарь городского совета Владимир Борисов:

«При всем моем уважении к Игорю Ивановичу я абсолютно не согласен с его решением. Я считаю, что даже если уже деваться некуда, это тупик и единственное. Что можно сделать., это просто уйти для того, чтобы снять напряжение и сохранить город Славутич и коллектив ЧАЭС, все равно нужно бороться.

Я генерального директора ЧАЭС сравниваю с капитаном корабля, и, когда капитан говорит, что я не могу управлять этим судном и экипажу будет лучше без меня, мы понимаем к чему это может привести.
Мы можем с руководителем расстаться только после того, когда, образно говоря, наступит в море полный штиль, корабль войдет в порт и тогда спокойно капитан сойдет на берег и скажет: «Сейчас придет другой».

Люди верят в Игоря Грамоткина, в то, что за свои 13 лет работы он показал определённый подход, который всегда оказывался эффективным. И, наверное, коллектив ЧАЭС понимает, что сегодняшняя такая позиция (уход с должности) – единственное, что может нас вернуть к стабильному состоянию. Схемы в Зоне отчуждения сегодня могут привести к тому, что пострадает в целом Украина, поскольку под угрозу ставиться выполнение международных проектов и ядерная радиационная безопасность. И эти, факты, я считаю, должны лечь в основу нашего обращения в прокуратуру и НАБУ с требованием, чтобы это все было проконтролировано первым лицом государства, нашими международными партнерами и прияты соответствующие меры.

 Если единственный способ спасти город и станцию, это уйти генеральному директору, то я, конечно, принимаю эту позицию, но боюсь, что сейчас могут события начать развиваться, как, например, в Кузнецовске, Южно-Украинске, когда директор градообразующего предприятия и городская власть консенсус найти вообще не могут. В итоге – ни нормальной работы предприятия, ни нормальной работы города. Они постоянно борются, а страдают люди».

Следующим слово поросил председатель профсоюзного комитета Чернобыльской АЭС Максим Орлов:
«Мы сегодня имеем дело с манипуляциями самого грязного пошива, которые направлены на одно: дискредитировать деятельность Чернобыльской АЭС. В течение более чем года мы обращались Министерство с простыми и понятными вопросами: обеспечьте надлежащее финансирование проекта, который ведет коллектив ЧАЭС. Вы знаете, сколько было ответов на 17 обращений? Ни одного!!! Это качество государственного управления тех людей, которым мы фактически подчинены. Сегодня пришел наш час. Мы – представители городской громады и у нас происходит чрезвычайная ситуация, и она связана не с уходом Грамоткина, а системным кризисом, который поразил сферу управления. Чиновники и клерки в министерстве просто не могут осознать глубину задач, которые мы решаем каждый день. Но ведь люди, не проработавшие ни дня в атомной энергетике, не понимают с какой ответственностью имеют дело.
Профсоюзный комитет 19 июня совершил неординарный поступок – провел выездное заседание профкома в кабинете министров. Это было впервые за всю историю нашей организации. Мы задали министру несколько простых вопросов о финансировании ЧАЭС, закрытии запланированных и согласованных с министерством задолженностей. Вопросы не решены до сих пор. В вопросе о повышении зарплаты работникам станции удалось только на собственной инициативе сделать шаг вперед. А насчет перспектив Чернобыльской АЭС ни одного конкретного ответа мы не получили.  Кроме того, мы до сих пор не получили протокола этого совещания

Сегодня 2018 год, но ситуация 2000 повторяется один в один – Чернобыльскую АЭС пытаются второй раз закрыть и разобрать на органы. Если мы не добьемся назначения устойчивого, понятного нам руководителя, все пойдет по очень плачевному сценарию.

Нам сегодня необходимо задавать министру самые прямые и самые неудобные вопросы относительно будущего Чернобыльской АЭС и Славутича и относительно принципов назначения на руководящие должности в Зоне отчуждения и ЧАЭС. Мы вправе это требовать!»

Источник: http://m.slavutich.cn.ua

 

Похожие новости

Добавить комментарий